Недвижимость проблема «Хотят выселить, а здание забрать себе»: семью врачей выживают из их дома на берегу озера Кисегач

«Хотят выселить, а здание забрать себе»: семью врачей выживают из их дома на берегу озера Кисегач

Таунхаус требуют освободить, невзирая на то, что это единственное жилье

Этот таунхаус на южном берегу озера Кисегач власти требуют снести, а его жильцов — выселить

Эдуард и Ольга Вайндрук — семья врачей. Он — травматолог, она — физиотерапевт. Десять лет назад муж с женой решили осуществить мечту о собственном доме. Они продали две квартиры в Челябинске, взяли кредиты и стали владельцами строящегося таунхауса на берегу озера Кисегач. Когда дом был готов, сделали ремонт и заехали в 2015 году. Параллельно врачи подыскали работу в Чебаркуле. Но спустя пару лет начались проблемы — чиновники посчитали таунхаус самовольной постройкой и потребовали его снести. Разрушать свое единственное жилье семья, разумеется, не стала. Теперь судебные приставы пытаются добиться выселения Эдуарда и Ольги через суд. При этом по соседству стоят точно такие же таунхаусы, чуть подальше — многоэтажные дома, но они у властей не вызывают вопросов. Разбираемся в ситуации.

Дом на месте памятного барака

Ольга Вайндрук рассказала 74.RU, что решиться на покупку таунхауса и переезд из Челябинска их семье было непросто. Во-первых, за дом площадью 240 квадратных метров продавец просил по тем временам не просто внушительную, а практически неподъемную для врачей сумму — 10 миллионов рублей. Во-вторых, на тот момент (в 2012 году) здание только начинали строить. Но все их с мужем сомнения, по словам Ольги, перевесило желание поселиться в месте, где раньше жил ее дед.

— С 1939 года и во время Великой Отечественной войны мой дед Казаков Мирон Михайлович работал в санатории «Кисегач», в котором с 1941 по 1945 год находился эвакогоспиталь. Он жил в бараке на территории санатория со всей своей семьей — женой и пятью детьми, среди которых был и мой отец, — утверждает Ольга. — В 1944 году дед ушел добровольцем на фронт и погиб. Когда в 2012 году появилась возможность приобрести жилье на месте барака, отец помог, вложив в него все свои накопления.

Таунхаус на четыре семьи запроектировали в аккурат на том месте, где стояло памятное для семьи деревянное одноэтажное строение.

Этот барак почти полвека стоял на месте таунхауса — он строился как общежитие в 1926 году для работников санатория. В 2021 году его снесли

В качестве застройщика выступал ныне покойный главврач санатория «Кисегач» Валерий Сорокун, именно с ним супруги заключили договор (имеется в распоряжении редакции). Дом возводили на территории здравницы одновременно с четырьмя другими таунхаусами.

— Никаких подозрений сделка не вызывала, — говорит Эдуард Вайндрук. — К тому же в документах было четко указано: Сорокун несет ответственность за получение всех разрешений и необходимых документов на объекты.

Валерий Сорокун — заслуженный врач России, доктор медицинских наук, почетный гражданин Челябинской области. Возглавлял санаторий «Кисегач» с 1983 года. Скончался в 2021 году в возрасте 79 лет. Сейчас руководит здравницей его сын — Иван Валерьевич Сорокун (по данным сервиса «Контур.Фокус», он — учредитель и генеральный директор). Иван Сорокун проходил фигурантом по делу о взятке бывшего министра здравоохранения региона Виталия Тесленко.

В 2015 году таунхаус достроили, Ольга и Эдуард Вайндрук стали владельцами одного из его блоков. Они зарегистрировали право собственности в Росреестре и стали жить в красивом особняке на южном берегу озера Большой Кисегач (признан памятником природы).

Через три года санаторию и поселку при нем исполнится 100 лет

— У нас «зеленка» (свидетельство о регистрации права собственности. — Прим. ред.) на руках, это самый главный документ на недвижимость, всё зарегистрировано официально, — заверил Эдуард. — По факту мы заехали в таунхаус одни и живем там одни до сих пор, потому что мы — частные лица, а все остальные собственники — организации.

По данным Росреестра, остальные владельцы спорного таунахауса — ООО «Санаторий Кисегач» (владелец и генеральный директор — Иван Сорокун), Сорокун Татьяна Валерьевна, ООО «Кисегач-Сервис» (владелец — Иван Сорокун), ООО «Вертикаль» (владелец — Владимир Гроо, он же собственник комплекса «Маркштадт» в Челябинске).

По документам таунхаус имеет статус нежилого помещения, свой блок семья Вайндруков со временем хотела официально оформить как жилье. Эта процедура обычно не вызывает проблем, уточнил Эдуард.

— В курортных зонах так строилась вся недвижимость в то время, — утверждает собеседник 74.RU. — Люди покупали гостиничные номера, а потом самостоятельно переводили их в жилое [помещение]. Мы тоже подали [документы на оформление], но не успели.

«Оплачивали штрафы и жили дальше»

Тревожные сигналы начали поступать в 2017 году, когда агентство по управлению государственным имуществом в Челябинской области (проще говоря, Росимущество) обратилось в суд: ведомство потребовало через суд признать дом на берегу Кисегача, в котором живут Вайндруки, самовольной постройкой и снести его.

— Здание является недвижимым, возведено на участке, собственником которого является Российская Федерация (санаторий «Кисегач» — арендатор участка. — Прим. ред.), без разрешения собственника, — говорится в материалах дела.

Суд первой инстанции встал на сторону жильцов. Но была подана апелляция, и решение изменили.

— Признать строение самовольной постройкой, возложить обязанность осуществить снос здания на собственников, — постановил областной суд.

При этом вопросов по другим таунхаусам или жилым многоквартирным домам в поселке Кисегач у Росимущества не возникло. Чтобы прояснить позицию ведомства, мы направили запрос. На момент выхода материала ответ в редакцию не поступил. Мы опубликуем его, как только получим.

К супругам Вайндрук стали наведываться судебные приставы.

— Они приходили где-то раз в полгода и говорили: «Снесите ваш дом». Мы разводили руками: «Как мы можем снести наш дом? Вы сами себя слышите?» — продолжает Эдуард. — Нам выписывали штрафы 1500–2500 рублей, мы их оплачивали и жили дальше. Сначала к нам приходили чебаркульские приставы, потом прошло три года, наше дело предали челябинским приставам. Они тоже пару раз приезжали.

Реконструкция барака или строительство?

Проблемы с таунхаусом возникли из-за разной трактовки терминов «строительство» и «реконструкция», объясняет адвокат санатория «Кисегач» Дмитрий Русских. Он настаивает, что проводилась именно реконструкция старого барака, а не возведение нового объекта. Следовательно, разрешения от Росимущества на это не требовалось.

— Мы считаем, что всё-таки это была реконструкция барака. По закону новое строительство требует разрешения собственника участка, а реконструкция — нет, — настаивает Дмитрий Русских. — Юридически объект считается уничтоженным, когда он снят с кадастрового учета. Барак не был снят с кадастрового учета, на него имеется техпаспорт. Пятно застройки, которое было изначально, не менялось. Понимаете, дом был старый, деревянный, смысла восстанавливать его из тех же материалов не было. Поэтому всё было зачищено до фундамента, при этом часть фундамента осталась: при возведении современного здания были использованы его пригодные участки. Однако суд посчитал, что это не реконструкция, а новое строительство. Это и есть камень преткновения. Когда появился иск Росимущества, мы его обжаловали, дошли до Верховного суда, мы были не согласны с их позицией и сейчас не согласны.

Параллельно в суде рассматривается иск Татьяны Сорокун к местной администрации, добавил адвокат.

— Администрация Чебаркульского района занималась вопросами строительства, там согласовали документы на реконструкцию барака, и эта реконструкция была проведена. После чего администрация выдала разрешение на ввод объекта в эксплуатацию, — объясняет он. — Татьяна Сорокун посчитала, что раз так, то власти должны компенсировать убытки. В рамках этого дела назначена экспертиза, она еще не закончена.

«Нас некуда выселять!»

Недавно супругам Вайндрук пришло очередное извещение от судебных приставов: на этот раз от них требуют не снести собственный дом, а съехать оттуда. Суд Центрального района Челябинска рассмотрит иск приставов 26 апреля. Эту информацию подтвердили в пресс-службе ведомства.

— Собственники уклонялись от добровольного исполнения решения суда о сносе нежилого помещения, в связи с чем им был назначен исполнительский сбор, также они были неоднократно привлечены к административной ответственности с назначением административных штрафов, — сообщила 74.RU руководитель пресс-службы регионального управления ФССП Ольга Шебанова. — В настоящее время противодействие исполнению решения суда оказывает одна из собственниц. Ввиду ее фактического проживания в данном нежилом помещении в суд направлен иск об обязании гражданки освободить нежилое помещение для дальнейшего его сноса.

Как разрешить сложившуюся ситуацию, семья врачей пока не представляет.

— Мы разговаривали с Гроо, он даже готов отдать свою часть таунхауса в нашу пользу, но это не решает проблему. Сейчас возникает ощущение, что Росимущество попросту хочет выселить нас, а здание забрать себе, — полагает Эдуард. — Но у нас это единственное жилье, нас некуда выселять! Но как так получается: государство сначала само выдало нам «зеленку» на дом, а теперь выселяет?!

Знаете еще не озвученные подробности этой истории? Напишите нам.
Звоните круглосуточно8-93-23-0000-74
Мы в соцсетях

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Мнение
«Работа учителя — это ад»: педагог — о причинах своего решения навсегда уйти из профессии
Ирина Васильева
тюменская учительница
Мнение
Почему лучше успеть оформить загранпаспорт до 1 июля и как это сделать — советует юрист
Дмитрий Дерен
адвокат
Мнение
Как в России в 90-е: гражданка Турции — о стремительном росте цен в ее стране и потере статуса бюджетного курорта
Анна Фархоманд
Мнение
«Орут, пристают и чуть ли за руку не хватают»: журналист — о громком скандале Грефа с бомбилами
Александра Бруня
Корреспондент
Мнение
«Цены на рынке зависят от того, как вы выглядите». Турист рассказал, чем Абхазия встречает гостей в этом сезоне
Алексей Петров
Внештатный корреспондент
Рекомендуем