27 октября среда
СЕЙЧАС -1°С

Ринат Гилазов, абсолютный чемпион России и трехкратный чемпион международных соревнований по летнему биатлону: «Приезжая в другую страну, хорошо помню, зачем я здесь: моя единственная цель – медаль»

Поделиться

Поделиться

Бегом на лыжах Ринат Гилазов увлекся еще в школе на занятиях по физкультуре. Чтобы получать хорошие оценки, он и несколько его одноклассников начали тренироваться дополнительно. И однажды в лесопарке встретили своего будущего наставника, которая предложила мальчикам заняться лыжными гонками более профессионально. Ребята согласились.

Приносит ли спорт высоких достижений прибыль стране? Как развивается биатлон в Магнитогорске? В чем основное отличие европейского спорта от российского? Как стать чемпионом? Своим опытом в беседе с нами поделился абсолютный чемпион России и трехкратный чемпион международных соревнований по летнему биатлону Ринат Гилазов.

– Ринат Рифкатович, лыжами занимаются все школьники, но далеко не все становятся знаменитыми спортсменами. Почему вы решили посвятить себя спорту?

– В молодости я даже не думал об этом. Нам просто все было интересно, а так как компьютеров у нас еще не было, главным пристрастием была улица, прогулки, которые постепенно переросли сначала в пробежки, а потом и в систематические тренировки у мастера спорта международного класса по лыжным гонкам и биатлону Нины Федоровны Колюжной. Но настоящее желание стать профессиональным спортсменом появилось только лет в 15. А поскольку лыжные гонки в России не так популярны, как более зрелищный биатлон, где, в отличие от лыж, используется лишь более быстрый коньковый ход, то я все чаще начал наблюдать именно за ним. К тому же лыжные гонки в нашем городе финансировались гораздо хуже биатлона, который поддерживал комбинат. И естественно, я вскоре начал заниматься именно этим видом спорта.

– Это уже был профессиональный спорт?

– Спорт трудно подразделить на профессиональный и любительский: на тренировки ходят все, но каждый относится к ним по-своему. Я считаю, что профессионализм зависит от личного отношения к делу. Если ты занимаешься им активно, добиваешься определенного спортивного результата и хочешь достичь чего-то большего, то тебя уже можно назвать профессионалом.

– Когда пошли первые достижения?

– Первый весомый результат был в 2005 году, когда я выиграл летний чемпионат России. Старт в индивидуальных гонках среди юношей тогда состоялся на лыжероллерах, а спринт и эстафета прошли кроссом. После двух дисциплин определялся чемпион России среди юниоров. По сумме баллов я стал лидером. Было мне тогда 18 лет.

– Чем летний биатлон отличается от зимнего?

– Прежде всего возможностями. Летний биатлон не требует таких серьезных затрат, как зимний, когда нужен дорогостоящий инвентарь: лыжи – и не одна пара, и даже не три, – палки, ботинки, комбинезоны, смазка для лыж, которая тоже стоит больших денег. А по своей сути они ничем не отличаются друг от друга. Разве что летом конкуренция меньше, так как биатлон на лыжероллерах не является олимпийским видом спорта.

– Вам интересно было заниматься неолимпийским видом спорта?

– Я не делал упор на летний биатлон, он у меня просто получался. Летом мы обычно готовимся к зиме, для чего выезжаем на старты. И уже, если ты отбираешься внутри своей страны на чемпионат Европы или мира, тогда, естественно, делаешь все возможное, чтобы победить.

– Сейчас вы себя считаете летним биатлонистом?

– Нет. В этом году я должен был ехать на летний чемпионат Европы без отбора в связи с моей прошлогодней победой, но не поехал, сделав упор на зимний биатлон, так как мне пришлось поменять команду: в Магнитогорске биатлон высших спортивных достижений, видимо, никому не нужен, хотя все ждут от спортсменов именно высоких результатов. Между тем они возможны только при определенных условиях и наличии тренера высокой квалификации, а у нас нет ни того, ни другого. Тренеры для малышей и юниоров есть, однако они не обладают навыками, благодаря которым могли бы довести спортсмена до чемпионата высшего уровня. Поэтому за восемь лет я сменил несколько команд, но долго в них задержаться не мог, так как сейчас во всех регионах России ощущается острая проблема с финансами. В этом году я нашел свое место в команде Ханты-Мансийского округа у Владимира Брагина, который принял для меня решение готовиться к зиме.

– Выходит, что, живя в Магнитогорске, вы вынуждены ездить на тренировки в Ханты-Мансийск?

– Вовсе нет: с тренером я встречаюсь на сборах, куда съезжаются все спортсмены. А они проходят в самых разных регионах страны, а то и за границей и длятся порядка 20 дней, после чего все возвращаются домой до конца месяца. Оставшиеся десять дней тренируюсь самостоятельно по плану, который присылает мне Владимир Владимирович. В период «межсборья» мне необходимо восстановиться психологически, но при этом не потерять физическую форму. Поэтому домашние тренировки не такие изнурительные, как обычно, а направлены прежде всего на поддержку спортивного духа.

– Но ведь для того, чтобы тренироваться без присмотра, необходима очень сильная воля…

– Именно она и определяет профессионализм, который приходит, только когда спортсмен занимается потому, что это надо именно ему, а не кому-то еще.

– Что входит в систему тренировок биатлониста?

– Практически все то же, что входит в систему подготовки обычного лыжника. Единственное отличие – стрельба, которой приходится уделять значительное количество времени, если хочешь, чтобы она соответствовала мировому уровню. Комплексная стрелковая тренировка состоит из нескольких этапов. Ее основу составляет тренаж, когда спортсмен работает с оружием без патронов: привыкает к нему, стоит в удержании, учится прицеливаться, перезаряжать, быстро менять магазин. В результате оно должно стать практически третьей рукой биатлониста. Когда этот этап пройден, спортсмен начинает бегать с оружием за спиной. А в кроссе, когда оно стоит на стрельбище в «пирамиде», необходимо уметь быстро подготовить его к работе. После подготовки начинается сама стрельба. Обычная тренировка состоит именно из этих двух этапов – кросса (или лыжероллеров) и стрельбы. Как правило, кросс включает в себя восемь кругов по три километра. После каждого круга чередуются стрельба лежа и стоя, как в спринте или индивидуальной гонке. Только в спринте за каждую непораженную мишень назначается штрафной круг, а в индивидуальной гонке – добавляется минута.

– Какие еще виды соревнований есть в биатлоне?

Массовый старт и пасьют. Пасьют отличается от масстарта тем, что проходит после спринта, итоги которого определяют, на сколько минут позже после победителя ты стартуешь. Например, если в спринте я опередил второго спортсмена на 20 секунд, то в пасьюте стартую на это время раньше, чем он.

– Штрафной круг существенно влияет на результат?

– На штрафной круг размером в 150 метров у спортсмена уходит в среднем 22-25 секунды в спринте, а в индивидуальной гонке – минута. На первый взгляд, не так уж и много, если учесть, что основной круг составляет от двух до четырех километров, но в гонке высшего уровня даже одна секунда порой играет решающую роль.

– Что вам больше нравится – бегать на лыжах или стрелять по мишеням?

– Биатлон невозможно разделить на части. Могу только сказать, что стрельба для меня более волнительна, чем бег, так как часто решает все: ты можешь идти лидером по дистанции, а на последнем рубеже «застрелиться» и не попасть даже в десятку. В прошлом году у меня лучше получалось стрелять: за два рубежа я в среднем получал один штраф. В летнем чемпионате России, который прошел в этом году в Чайковском, после «лежки» первого рубежа я тоже шел где-то третьим, а на последнем рубеже получил четыре штрафных круга. В итоге стал только 23-м.

– Как устроены лыжи для летнего биатлона?

– Лыжеролеры похожи на скейт. То есть это платформа длиной около 60 сантиметров, но опирается только на два колеса. Устойчивость сохраняется за счет баланса, как на велосипеде. А у палок вместо обычного стоит победитовый наконечник, который втыкается в асфальт.

– Где у нас в городе лыжник может тренироваться летом?

– Только в экопарке. Когда его не было, мы ездили от манежа вокруг центрального стадиона и по ул. Ленина до цирка. Во время спуска лыжероллеры могут развить скорость до 30 км/ч, а так как на них нет тормозов, то мы отказались от последней части маршрута.

– Какие соревнования вам особенно запомнились?

– Это было в 2007 году на летнем чемпионате Европы на Украине. Тогда я занял в спринте третье место, и, когда стоял на пьедестале, у меня здорово тряслись ноги – таким сильным оказалось волнение.

– В прошлом году ваша победа на чемпионате Европы в Словакии была более значительной…

– Но она не была первой в международных соревнованиях. За них у меня уже девять медалей, а российские даже уже не считаю, ведь только за один месяц и только в одном городе проходит три-четыре старта. В прошлом году я просто еще раз доказал – теперь уже во взрослой команде, – что могу. В Брезно-Осрблье состоялось три старта: спринт, пасьют и эстафета. Я выиграл все три.

– Кто входил в вашу команду?

– Нас было четверо – две женщины и двое мужчин. Команда составляется по итогам спринта и пасьюта. Магнитогорцев в нашей команде, помимо меня, не было никого: спорт высших достижений не приносит денег, скорее, напротив, забирает их. Финансируют его только ради престижа города или страны. А ждать высоких результатов, как правило, никто не хочет, поэтому магнитогорская команда биатлонистов, которая была очень сильной еще лет шесть назад, распалась. Я остался лишь потому, что очень хотел заниматься этим видом спорта, и в феврале на соревнованиях УрФО подошел к Владимиру Брагину и попросился в его команду.

– Говорят, чтобы попасть на этот чемпионат Европы, вам пришлось немало потрудиться.

– Да, чтобы тебя взяли на чемпионат мира или Европы, необходимо пройти внутрироссийский отбор. Если это летний чемпионат, то на соревнования едет наиболее боеспособные 10-15 человек. Зимой – порядка 30. В 2012 году брали четырех мужчин плюс одного запасного. Я прошел практически последним номером.

– Какие соревнования по летнему биатлону были в этом году?

– Помимо Чайковского, о котором я уже сказал, в Сочи. Лыжная трасса там оказалась очень тяжелой и даже опасной: слишком крутые повороты, тяжелые подъемы, хотя в этом году трассу немного облегчили по сравнению с прошлым.

– Поедете на зимнюю олимпиаду?

– Нет. Чтобы на нее попасть, необходимо состоять в сборной страны, из которой, в свою очередь, отберут всего пятерых.

– Чем отличается подготовка биатлонистов за рубежом и у нас?

– Там все тренировки построены немного иначе. Возьмем Финляндию: у них нет таких затяжных сборов, как у нас, основное внимание уделяется самоподготовке, когда спортсмен сам обязан за собой следить. Там никто никого не тянет за уши, только поправляет при необходимости. Европейский спорт – это, в основном, путь самосовершенствования.

– Вам удается посмотреть те города, в которых бываете?

– Как правило, нет. В 2008 году мы были во Франции, но даже не поехали в Париж, чтобы посмотреть на Эйфелеву башню. Мы тогда еще совсем молодыми были, хотели ее увидеть, но тренеры четко дали понять, что мы приехали не за этим. Я это усвоил и теперь, приезжая в другую страну, хорошо помню, зачем я здесь: моя единственная цель – медаль. Все остальное оставляю на последний день. А когда старты заканчиваются, понимаю, что Европа – это всего лишь Европа, в которой все города похожи друг на друга – маленькие, ухоженные. Их можно было бы сравнить с нашими деревнями, если бы они были VIP-класса.

– Чем занимаетесь помимо биатлона?

– Я студен МаГУ, который планирую закончить в этом году по специальности….

– Каковы ваши перспективы как биатлониста?

– Я не заглядываю в будущее. Конечно, хотел бы попасть в сборную России, но мечты на то и даны, чтобы мы в данный момент делали качественно то, что хотим и можем делать сегодня.

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Магнитогорскe? Подпишись на нашу почтовую рассылку
Загрузка...
Загрузка...