MGORSK
Погода

Сейчас+11°C

Сейчас в Магнитогорске

Погода+11°

ясная погода, без осадков

ощущается как +11

0 м/c,

штиль.

734мм 75%
Подробнее
USD 93,44
EUR 99,58
Здоровье подробности «Я никогда бы его сама не родила»: челябинка чуть не потеряла сына из-за осложнения, начавшегося в больнице

«Я никогда бы его сама не родила»: челябинка чуть не потеряла сына из-за осложнения, начавшегося в больнице

Ухудшение самочувствия ничего не предвещало, но внезапно все пошло не так

Малыш появился в семье Бурковых 15 февраля

— Я реально по сей день перечитываю эту папку с выписками. Когда вспоминаешь и думаешь: «А ведь могло быть не так», слёзы сразу накатывают, — признается Дарина, прижимая к груди новорожденного сына.

Ее малыш появился на свет в середине февраля. До родов врачи успокаивали: «У вас беременность — как по книжке, вы ведь молодая, здоровая, активная». Но после поступления в роддом все пошло не по плану — схватки были не регулярными, шейка матки не раскрывалась, а потом и вовсе подскочила температура. Дарина с ужасом думает о том, что с ней могла повториться ситуация, которая в новогодние праздники случилась в роддоме ГКБ №8, где у роженицы в утробе погиб малыш. Но спасение своего сына она не считает чудом, молодая мама уверена, что помогли профессионализм и неравнодушие врачей. Своей историей она поделилась с 74.RU.

«Температура, схватки, меня треморит…»

Дарине 20 лет, и это была ее первая беременность. К ней будущая мама отнеслась со всей ответственностью — она не пропускала приемы в женской консультации, проходила все скрининги, заранее выбрала роддом. 14 февраля, когда пошла 40-я неделя, Дарина почувствовала, что роды уже скоро.

— У меня резко живот вывалился, стал какой-то непонятной формы и невероятных размеров для меня, — вспоминает она. — Мы скинули фотографию акушеру из роддома клиники ЮУГМУ, он нас пригласил на прием. Я пошла на осмотр утром 15 февраля, меня посмотрели, сказали, к ночи будем рожать. Судя по моей карте, речь шла о естественных родах, все прекрасно было. Анализы, которые взяли при поступлении, тоже были хорошими.

Дарина рассказывает, что ее беременность была идеальной

Будущая мама провела в роддоме несколько часов, но роды все не начинались.

— Мы ждали схваток, но их не было, ждали раскрытия — его тоже не было. Ко мне ходили каждые две минуты, проверяли, потому что уже как бы пора. К пяти часам вечера начались какие-то предпосылки, мне сказали: «Ты только входишь в роды», но в этот момент поднялась температура — сначала 37, потом 38, — говорит Дарина. — Начали паниковать, что это ОРВИ, потому что это сразу перевод в инфекционный бокс. Оперативно пришли все — заведующая родовым отделением, терапевта вызвали, педиатра сразу же пригласили, чтобы если вдруг что, все наготове были. Взяли повторно все мазки на ковид, на грипп, несмотря на то, что в приёмном отделении всё это делали. Я была в растерянности, было непривычно, потому что сбежались абсолютно все. А потом еще КТГ выдало сердцебиение у плода 200–210 ударов в минуту, оно просто зашкаливало.

Как объяснили роженице врачи, в околоплодные воды попала инфекция, это и стало причиной температуры. Ей экстренно назначили антибиотики и начали готовить к операции.

— Я видела, что врачи переживают. Тем не менее они приходили ко мне и говорили: «Всё хорошо, главное — сохранить и тебя, и ребёнка», — вспоминает она. — Они объяснили, что, нужно родоразрешать срочно, поэтому будет кесарево. На самом деле, мне тогда было так плохо, что я вообще ничего не понимала. Температура, схватки, меня треморит, у меня берут анализы, капельницы ставят, и врачи пытаются мне что-то объяснить и успокоить, и всё вот это вместе. Капельницу докапали и через несколько минут уже забрали в операционную.

«Кажется, я тогда даже дышать перестала…»

Рожать первенца Дарина планировала вместе с мужем, точнее, это Вячеслав настоял на партнерских родах.

— Я сразу сказал, что я пойду на роды, я был морально настроен, — говорит супруг Дарины. — Тем более, узнав об операции, я понимал, что жене поддержка нужна в тысячу раз больше, чем при обычных родах. Я, честно говоря, на тот момент о себе не думал, я думал вот о них. Мне без разницы было, что там говорят, какие потом проблемы возникают у мужчин, мне было все равно, главное рядом с ними было быть. Я ни минуты не задумывался, вызвал быстро такси и приехал в больницу.

Молодой папа первым взял на руки сына, но сначала пришлось понервничать

Супруги до сих пор удивляются, как в тех условиях врачи разрешили присутствовать на родах Вячеславу. Конечно, в саму операционную его не пустили, но быть рядом позволили.

— Я был возле операционной, там окошки, — поясняет Вячеслав.

— Несмотря на то, что начиналась операция, сотрудники пытались постоянно установить какой-то коннект с нами. Они мне в стекло постучали, типа, вот твой муж, — улыбается Дарина. — То есть не было такого, что убирайте мужа, сейчас не до вас.

По словам молодых родителей, операция затянулась, малыша доставали долго.

— Оказалось, что у нас большая голова, чего тоже не было указано в карте, хотя у нас все скрининги шли с замерами, — говорит молодая мама. — Малыш уже был в родовых путях, но из-за того, что родничок у него был слишком маленький, кости головы не смогли сойтись, и он бы не смог пойти по родовым путям. Мне потом уже сказали, что сын для меня был слишком большой, я вообще никогда бы его сама не родила.

Мальчик родился крупным — 3700 граммов и 54 сантиметра

Дарина с благодарностью вспоминает медсестру, которая поддерживала ее все время, пока врачи доставали малыша.

— У меня руки тряслись, плюс температура. А она мне плечи массировала, успокаивала. Потом говорит: «Все закончилось, достали». И тишина. И все молчат. Резко все замолчали, — говорит молодая мама. — То есть до этого хирурги между собой переговаривались, а тут гробовая тишина. Мне кажется, я тогда даже дышать перестала… А потом малыш закричал. Всё! Ура! Слёзы. Ну, правда, никто не ожидал, что так все окажется.

Малыш при рождении весил 3700 граммов, рост — 54 сантиметра, для хрупкой Дарины сын оказался настоящим богатырем.

— Я тоже на панике был, не понимал, почему ребенок не кричит, — говорит Вячеслав. — Спрашиваю: «Что с женой? Что с ребенком?». А потом педиатр с акушеркой какие-то волшебные действия сделали, сын закричал, они говорят: «Поднимай футболку, папа, принимай, подарок». Мы минут 20–30 были потом вдвоём, пока врачи заканчивали операцию.

Что же все-таки произошло

По словам врача акушера-гинеколога роддома клиники ЮУГМУ Любови Пищальниковой, на смену которой выпали роды Дарины, внезапное грозное осложнение, скорее всего, было вызвано перенесенной ранее инфекцией.

— На фоне инфекции в родах возникло такое осложнение, как хориоамнионит — это поражение хориона, амниона (оболочек плода), амниотической жидкости (околоплодных вод) и плаценты. Оно развилось достаточно быстро — утром все было спокойно, а к вечеру появились симптомы данного осложнения, которые были подтверждены анализами, — объясняет доктор.

Операция прошла в роддоме клиники ЮУГМУ

Инфекционное поражение часто приводит к гипоксии плода или кислородному голоданию, что крайне опасно, и это состояние специалисты увидели на КТГ.

— Развитие этого грозного осложнения и осложнений со стороны ребенка — показатель для скорейшего завершения родового процесса, то есть операции кесарева сечения. Тактика ведения родов была согласована с руководителем роддома Татьяной Васильевной Узловой. Конечно, мы не ожидали, что мальчик будет такой большенький, поэтому при рождении нужно было извлекать бережно такого большого ребеночка из такой маленькой мамы. Но все прошло нормально — и ребенок, и мама после операции стабилизировались, — говорит Любовь Пищальникова. — Мы рады, что все хорошо закончилось.

«Седьмой роддом — моя любовь»

Дарину с малышом уже выписали, сейчас вся семья дома. Но супруги не устают с благодарностью вспоминать врачей, которые в те минуты оказались рядом.

— Мне сказали, что похожая ситуация была у девочки в восьмом роддоме. У неё тоже что-то случилось резко, ухудшилось здоровье, и она тоже звала, но никто не обращал внимания. У нас в этом плане было просто тьфу-тьфу-тьфу. Мне никто не говорил: «Да, нормально все» или «Потерпи». Нет, наоборот, приходили, говорили: «Может, посмотрим?», делали КТГ, — рассуждает Дарина. — Я до сих пор не понимаю, как врачи успели. А если бы мы всё это переживали дома и ждали схваток, как это сейчас принято, и у меня бы поднялась температура, что бы я начала делать? Я бы начала её сбивать и, соответственно, профукала бы всё, что могла, ребёнок бы погиб. Там просто считанные мгновения были. Поэтому седьмой родом — моя любовь, я безмерно благодарна всем, кто был с нами рядом, особенно акушерке Эльвире Минаевой и нашему доктору Любови Петровне Пищальниковой.

Сейчас все позади и молодые родители уже могут обнять своего сына

Напомним, в новогодние праздники в роддоме ГКБ №8 ребенок скончался в утробе матери из-за долгого ожидания родов. Следственный комитет возбудил уголовное дело.

Похожая история в январе произошла в Магнитогорске. По словам 21-летней Виктории Ужеговой, она два дня мучилась от боли, а рожать ее повезли, когда дочка уже не подавала признаков жизни.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Рекомендуем